МЕНЮ

Я выбрал самый сложный путь и совместил всё сразу

Основатель экспериментальной рок-группы Cloud Maze Сергей Болдырев рассказал нашему журналу о том, как важно верить в мечту и работать над собой ради её исполнения
– Сергей, уточните, пожалуйста, формулировку «основатель экспериментальной группы». В чём заключается эксперимент – в стиле музыки, манере подачи материала или, быть может, в экстравагантных костюмах?

– Мы сейчас говорим с Вами о «Cloud Maze». Здесь играют нестандартную музыку – для русскоязычных слушателей она кажется чересчур экспрессивной и динамичной. В ней тесно переплетены несколько стилей и направлений, таких как: электроника, рок, поп и другие. Я постоянно пытаюсь подбирать новое, нестандартное звучание, мне неинтересно сочинение обычных мелодий, которые все уже где-то слышали. Например, в новом альбоме будут задействованы духовые инструменты и скрипки вперемешку с электроникой и тяжёлыми гитарными рифами. Я уверен, что нужно быть новатором в чём-то, а новаторство проявляется именно в возможностях творческого поиска, добавлении неких особенных красок и умении сочетать несочетаемое.

– Вы даете концерты в России, Европе и Азии – в чём отличия публик разных стран и континентов?

– На самом деле, публика везде разная – где-то принимают очень хорошо, а где-то и с прохладцей, но не из-за того, что не нравится, а из-за разности менталитетов. Если брать, к примеру, Россию, то здесь все танцуют и подпевают, а вот, скажем, в Италии люди стоят в сторонке, возле стен, но при этом после концерта дарят цветы и подарки. Конечно, для меня первое время это было очень странно. Возьмём другую страну – Германию, где люди абсолютно ненормальные в хорошем смысле этого слова! Порой мне казалось, что немецкая публика самая отрывная. Но позже я понял, что всё-таки Азия, а именно Китай, наиболее сумасшедшие в плане приветствия. Я очень люблю Россию, нашу публику, но, к сожалению, уже давно не выступал здесь. В последнее время в Москве у меня, в основном, медийная деятельность – красные ковровые дорожки, различные интервью, телешоу. А насыщенная концертная жизнь – за рубежом: Европа, Азия и так далее. Ещё это связано с тем, что отечественная аудитория стала в принципе хуже воспринимать песни на английском языке, к сожалению.

– А с чем, по-вашему, это связано – с патриотизмом или чем-то ещё?

– Думаю, что здесь и патриотизм, и преобладание других жанров музыки сейчас в стране. Знаете, у меня тоже есть другой проект, про который я, к сожалению, на данный момент подробно рассказать не могу. На мой взгляд, сейчас в России совершенно другая публика и другие вкусы, в отличие от того, что было даже год назад. Поэтому на сегодняшний день мы гастролируем на Западе, где данная музыка более востребована. Недавно я был в Америке, и понял, что непременно стоит организовать по этой стране тур, так как там каждая вторая радиостанция посвящена таким музыкальным направлениям, как рок и поп-рок.

Мне всегда хотелось назвать группу чем-то «высоким». «Cloud maze» переводится как «облачный лабиринт». Для меня это то, что я ощущаю – что-то возвышенное, что находится над нашими головами. Если посмотреть на небо, то мне видится какая-то галактика в виде облака, в розово-фиолетовых тонах, где много звезд, которые находятся в самом центре.
– Это будет первый тур по Соединённым Штатам?

– Да, я сам ездил туда впервые, общался с многими известными продюсерами. В Лос-Анджелесе шоу-бизнес построен совершенно иначе. В то же время, я рад, что сейчас мы находимся в России – во многих аспектах здесь проще и комфортней.

– Какая-то своя публика за океаном уже появилась или только планируете набирать?


– Пока только планируем, потому что конкуренция там колоссальная. Есть какие-то отдельные личности, но это не массово. Будем над этим работать.

– Многих Ваших поклонников интересует вопрос по поводу названия группы: почему именно «Сloud Мaze»? Кто придумал такое название и с чем оно связано?

– Инициатива была моя, поскольку мне всегда хотелось назвать группу чем-то «высоким». «Cloud maze» переводится как «облачный лабиринт». Для меня это то, что я ощущаю – что-то возвышенное, что находится над нашими головами. Если посмотреть на небо, то мне видится какая-то галактика в виде облака, в розово-фиолетовых тонах, где много звезд, которые находятся в самом центре. Для меня это название ассоциируется с чем-то подобным. Как говорил в известном мультфильме капитан Врунгель: «Как корабль назовёшь, так он и поплывет», поэтому я изначально поставил для себя самые высокие цели, чтобы к ним стремиться.

– А какие ещё были варианты названия?

– Вариантов было очень много, целый список. Я всю ночь их придумывал, но мы с ребятами остановились именно на этом названии. Если бы Вы только знали, сколько раз его коверкали, но меня это не останавливало – я твёрдо решил, что наша группа обязательно должна называться «Cloud maze», и ничуть об этом не жалею!

– Как Вы думаете, какая-то часть популярности группы связана с таким названием или это полностью заслуга творчества и таланта?


– Конечно же, я считаю, что и в названии группы есть собственный залог успеха.
– Сергей, Вы учились в финансовой академии. Почему же, имея такую тягу к музыке, не поступили в музыкальный ВУЗ?

– Я думаю, что здесь каждый молодой музыкант меня поймет – наши родители далеко не всегда поддерживают творческое начало, особенно если ты – парень. По их мнению, ты должен зарабатывать, идти в бизнес или другие престижные сферы. Впоследствии на твои плечи ложится формирование семьи. К сожалению, у большинства родителей сложилось впечатление, что музыканты – люди несчастливые в плане семейной жизни и не способны достойно зарабатывать. У меня были довольно большие расхождения с моей семьёй, в частности, с отцом, в том, по какому пути я должен идти в своей жизни. Я решил пойти по самому сложному, а именно, совместить всё и сразу!

– Сложно было совмещать?

– Конечно, потому что после 9 класса я пошёл в экстернат, одновременно с ним учился на первом курсе института, то есть за один календарный год я прошёл три учебных! В 16 лет я уже был на втором курсе института, в 19 – написал диплом, а в 20 лет уже был выпускником, тогда как всем моим одногруппникам было по 23 года. Это весьма непросто – сразу же после учёбы ездить на репетиции и давать многочисленные концерты. Но я понимал, что нужно реализовывать себя в различных сферах.

– Насколько нам известно, композитором в группе являетесь Вы. Какая песня собственного сочинения – самая Вами любимая?

– Любимая песня – «Pray the Lord» – это новый сингл, который мы выпустили в феврале этого года. Каждый музыкант, пройдя определенный промежуток времени, оглядывается на своё творчество и анализирует его, понимая, какие ошибки допустил, и что бы сейчас сделал по-другому. Эту песню я сочинил уже давно, но выпустили мы её только сейчас и, спустя время, я понимаю, что в ней абсолютно нечего менять. Она такая, какой должна быть, какой я её чувствую. Мне кажется, это то, чем я могу гордиться.

– Что можете пожелать нашим читателям, творческим личностям?

– Творчество под собой подразумевает то, что каждый шаг, каждый миллиметр пути будет образовывать перед вами стену, которую надо разбить. К сожалению, большинство людей боятся это сделать. На самом деле, эта стена – просто неуверенность в своих силах, критика со стороны окружающих и страх, который нужно перепрыгнуть или перейти, и тогда у вас всё получится! Необходимо работать над собой, и я всем желаю удачно двигаться в этом направлении – будет нелегко, но вы обязательно с этим справитесь.