МЕНЮ

Ксения Ферзь

Правила этикета созданы, чтобы сделать интерфейс понятнее
«Моё окружение соткано из людей, знающих этикет. Я привыкла, что, где бы ни оказалась, попадаю в качественное общество: мой культурный радар направляет меня», — утверждает Ксения Ферзь, культуролог, журналист, лицензированный имидж- и этикет-инструктор. Она знает всё о хорошем тоне в интернациональной среде и обучает светскому воспитанию и деловому позиционированию в клубе-академии Esthetiquette.club.
— Этикет — доктрина сложная, но для чего люди вообще придумали правила поведения?

— Этикет — это закономерность общения: между рангами, полами, этносами. Своего рода поведенческий язык — то, что разделяет и в то же время объединяет различные социальные группы. Своды правил в виде кодексов, догм, правовых норм, церемониальных протоколов, алгоритмов управления, конвенций и воспитательных рекомендаций сопровождают человечество на протяжении всей истории существования. Для чего люди это придумывают? Для удобства. Чтобы понимать друг друга, принимать решения касательно адекватности друг друга и прогнозировать исход событий.

— Для современного человека соблюдение этикета не норма. Даже британская королевская семья, известная жёсткими правилами, часто их не придерживается.

— Когда умирают старые правила, появляются новые. То, что сейчас делает британская королевская семья и многие другие консерваторы, то, как они пытаются встроиться в систему популизма — просто новые правила игры в удержании власти. Но нельзя сказать, что этих правил нет или они проще. Эти правила понятнее нам, потому что они актуальные: результат естест-венного хода событий. Для XVIII века были актуальны другие правила и другая поведенческая мода. Поэтому как социальный феномен этикет обусловлен временем и его требованиями. И хотя сам термин «этикет» звучит сегодня старомодно, суть его остается прежней — это поведенческая норма. Нет - пожалуй, нечто, превосходящее норму.
В мультиконцептуальном космополитичном обществе этикет не может быть единым. В каждой социальной группе — будь то профессия или сексуальная ориентация — существует свойственная ей модель поведения, дресс-код и кодекс. И разобраться в этикете не значит разобраться в правилах при дворе королевы Виктории. Это значит уметь говорить на языке аудитории, в которой вы хотите быть понятыми, принятыми и на которую хотите повлиять.

— Помню, впервые наглядно столкнулась с этикетом, когда нас в классе спросили, можем ли мы показать свой носовой платок. Из тридцати человек платок продемонстрировала только одна. А ведь по этикету платков должно быть два.

— Сегодня многие воспримут это средство гигиены как негигиеничное. Актуально сегодня выглядит наличие бумажных платков и санитайзера. Кстати, вы привели один из примеров смены поведенческой парадигмы.

— Кто вам преподал первый урок этикета?

— Прабабушка Лидия Павловна. Суп она подавала в супнице. Если говорить об академическом соприкосновении с этикетом (когда я поняла, что этикет может стать предметом моего исследования), то впервые оно состоялось в Государственной Академии Славянской Культуры на факультете культурологии. Мой диплом был на тему европейской бытовой моды XVII века. Тогда у меня появилось ощущение, что это интересно и полезно исследовать, что этикет — это синоним социального интеллекта.

— Какой авторский метод вы нащупали в собственной практике преподавания?

— Первое в моей практике — мотивация, помощь клиенту взять высокую планку. Не стесняясь, назначить вектор роста. Когда вы понимаете, что сейчас берете уроки этикета, чтобы не просто быть лучше своей соседки, а чтобы сделать карьеру, интегрироваться в требовательное общество, перешагнуть через свою скованность, депрессию, комплекс самозванца — в состояние здравого смысла, обаяния, безупречности и чувства собственного достоинства — в место, где ничто не может пойти не так, — вы начинаете, как сказала одна моя клиентка, «раскапывать себя настоящих».
С 2023 года я расширила функционал своего клуба-академии Esthetiquette до бюро международного репутационного PR с доступом к более чем 103 000 изданий на 70 языках мира. Этикет тоже нужен для пиара. Когда клиент чувствует, что может оказаться на страницах мировых франшиз-миллионников, ему хочется соответствовать и стилем, и манерами.
И второе — сценарный подход. Правила есть, но их корректируют жизненные ситуации. Моя задача — оценить потенциал каждой ситуации и разложить сценарий с наилучшим исходом для клиента. Я никогда не даю абстрактных советов: если в конфликтной ситуации надо что-то сказать, пишу дословный текст; если задача укрепить связи, я составляю ивент-календарь; если речь о смене имиджа, мы делаем не муд-борд, а подбираем одежду из реальных вещей, доступных на рынке.
И третье — «селфсталкинг» — метод самонаблюдения и моя любимая игра. Суть её заключается в том, чтобы отшлифовать манеры, постоянно наблюдая за собой.
Пить, не оставляя отпечатков губ на стекле, тоже искусство, которое
можно продемонстрировать только на практике. Как прислонять рот к бокалу так, чтобы не оставлять улик
— Редкий современный мужчина соблюдает этикет поведения с женщиной: открывать перед дамой дверцу автомобиля, подавать пальто, придвигать стул, когда она садится за стол, и уж подавно целовать руку в знак приветствия. Все эти манеры уже устарели и неактуальны?

— Начну с того, что изменились гендерные роли мужчины и женщины. Сегодня мужская галантность с точки зрения женщины-феминистки подчёркивает гендерное неравенство. В ситуациях деловых акцент на гендере также неприемлем — в бизнесе нет гендеров, есть только ранги. Но в консервативном светском обществе галантность актуальна.
Другой вопрос — сумеет ли мужчина исполнить галантный жест учтиво, ловко и уместно. Посмотрите на то, как целовал ручки женщинам-политикам экс-президент Франции Жак Ширак. Это был самобытный светско-политический флирт и его бренд-марк. Можно справедливо подвергнуть этот жест критике: с точки зрения дипломатического протокола это нарушение, с точки зрения делового этикета — тоже, с точки зрения феминизма — нарушение вопиющее. Но то, с каким изяществом и чуткостью он это делал, как менялось лицо некоторых женщин, к рукам которых он прислонял свои уста, говорит само за себя. Сказать о том, что женщины этому яростно сопротивляются, нельзя, но их можно смутить, ведь это жест уходящей эпохи. А вот проявить вежливость, чтобы открыть перед дамой дверь, защитить её со стороны проезжей части во время прогулки, раскрыть над ней зонт — по-прежнему похвальные черты хорошего воспитания.

— Вы много лет обучаете этикету. Все ли способны освоить эту науку, или манеры заложены на генном уровне?

— Это определённо можно освоить. Но полученные знания важно практиковать. Ни один человек не рождается с умением держать вилку и делать причёску. Мы получаем всё это из опыта и из общества. И чем раньше вы начинаете заниматься этим предметом, тем быстрее получаете культурную «прививку». Сложнее переучиваться, но всё возможно — это вопрос воли. Люди искореняют дурные привычки и приобретают положительные. Этикет не многим отличается от занятий спортом. Любой человек в любом возрасте это может сделать, главное – понимать зачем. Ответ я знаю из собственных социальных опросов: чаще других звучит ответ «манеры — точка входа в более качественное общество и на более влиятельные позиции». При необходимости всегда можно изменить режим поведения на менее формальный (попроще), но никогда не повредит уметь вести себя элегантнее, чем это делает большинство.

— Вы придерживаетесь консервативного стиля в одежде. И в одном из интервью сказали, что джинсы и кроссовки точно не ваш вариант — почему? И почему вы так чтите дресс-код?

— Я ношу джинсы и кроссовки. Джинсы — по хозяйственным делам. Кроссовки — во время бега. Моя органика — элегантность, подчёркнутое внимание к формальному стилю, и я держусь своих «пистолетов», не взирая на утилитарные тенденции. Стиль нормкор не моя мода. А дресс-код я чту, потому что это продиктовано моим культурным классом и социальной ролью. В конце концов я этикет-инструктор. Было бы странно, если было бы иначе!
Но насчет дресс-кода у меня есть интересное наблюдение. Когда я слышу, что новые предприниматели «не соблюдают дресс-код», воображаю их в одной комнате и смело резюмирую, что между ними соблюдён своего рода субкультурный дресс-код. Но в классическом списке дресс-кодов такого комплекта — джинсы, кроссовки, худи — нет. То есть дресс-код сегодня — понятие растяжимое. В понимании большинства это не маркировка на приглашении. Это своего рода униформа, свойственная тому или иному слою общества. К слову, хиппи, презиравшие дресс-код, тоже одевались в субкультурную униформу.

— Можно ли за счёт грамотного гардероба повлиять на карьеру?

— Не только гардероба, но и за счёт комплексной работы над имиджем. Недостаточно надеть костюм-тройку, в большинстве деловых случаев он выдаёт неофита. Но что, как минимум скрывая татуировки, бреясь и чистя обувь, можно выиграть на фоне менее внимательных к своему имиджу конкурентов — факт. В моей практике множество случаев имидж-трансфор-маций с прицелом на карьеру: вас начинают замечать и с вами начинают считаться. Что такое имидж? Это стереотипный образ группы общества, который стара-ются перенять новоприбывшие её участники. Поэтому представительский гардероб в номенклатурных, политических, дипломатических и консервативных корпоративных системах — важный элемент влияния, когда цель — заявить свои притязания на власть. И совершенно иначе в облачных корпорациях.

— Известна фраза Вольтера: «Чтобы добиться успеха в этом мире, одной глупости недостаточно — к ней ещё нужны хорошие манеры». Вы согласны с французским философом?

— Вообще-то он шутит над обществом, которое недалёко в плане своего интеллектуального развития, и подчёркивает, что глупость и манеры — своего рода звенья одной цепи. Согласна ли я с ним? Нет, но с любопытством отношусь к его ироничному афоризму, которым он изящно подчеркивает свою роль жюри.

— Вы один из немногих экспертов, кто обучает правилам сетевого этикета. Признаться, не припомню, чтобы кто-то из инфлюенсеров ему следовал. Насколько это важно?

— Сетевой этикет — это социальное здравомыслие в цифровом измерении. Но у мира медиа свои законы. Блогерам нужны рейтинги. И позиционирование, манера поведения блогера, его образ и язык зависят от концепции блога. Определённо тем блогерам, которые позиционируют себя в интеллектуальной нише, следует придерживаться ролевой модели своих старших коллег. То есть если вы делаете интеллектуальную карьеру и подсвечиваете свои результаты в блоге, — сториз из бани, в постели, на кухне и прочие бытовые процедуры могут размыть желаемый образ. Впрочем, это вопрос стиля подачи.

— Можете дать нашим читателям несколько рекомендаций? Например, что допустимо носить в карманах?

— Начнём с того, что карманы разные. Если это плотный пиджак или жакет, во внутреннем кармане вы можете носить купюры, телефон. Если это льняные брюки, я бы ничего не оставляла в карманах. Руковод-ствоваться надо не тем, что это нельзя, а тем, как в итоге это выглядит и к чему нас ведёт. Просто помните о том, что силуэт, не обременённый вещами в карманах, выглядит более гармонично и не нарушает проектный крой одежды. В одежде карго можно носить что угодно.

— Куда лучше положить дамскую сумочку в ресторане?

— Если это сумка с твердым дном, то лучше, если она будет стоять на полу. Попросить подставку не лишнее. Но, если такой нет, не обижайтесь — да, её предусматривают не везде, это азиатская традиция. Тонкую плоскую сумку можно поставить между спиной и спинкой стула. Если это миниатюрный пошет, его в крайнем случае можно положить на колени под салфетку. На стол не рекомендую. Рюкзаки, хобо оставьте в гардеробе.

— Губная помада на бокале — это неизбежность или дурной тон?

— Нельзя сказать, что это неизбежность, она может быть водостойкой. Но даже если это не так, важно, чтобы отпечаток на бокале был очень деликатным —только помада, а не следы пищи. Последнее — признак того, что мы не используем вовремя салфетку или просто неаккуратно едим. Но пить, не оставляя отпечатков губ, это тоже искусство, которое можно продемонстрировать только на практике, как прислонять рот к бокалу так, чтобы не оставлять улик.

— Очень понравилась ваша фраза в одном из интервью: «Нужно заниматься благотворительностью, потому что это тренирует благородство». Вы считаете, что современным людям его не хватает?

— У благородства разные «костюмы». В своё время кровопролитный Крестовый поход был благородным деянием. Сегодня это выглядит дико. Если говорить о благородстве как о филантропии, то и она бывает «волком в овечьей шкуре». Мы знаем о скандалах, связанных с отмыванием денег через благотворительные фонды. Нельзя сказать, что современным людям не достаёт благородства. Сегодня благородно заниматься импакт-инвестициями, заботой об окружающей среде, печься о правах меньшинств, влиять на улучшение гражданских прав. Благородство воспитывает любая самоотверженная работа во имя бескорыстной общественной цели.